Публикации

Казанский образ Богородицы села Большие Кабаны

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Евгений ПЛАСТИНИН
Казанский образ Богородицы села Большие Кабаны

В Спасо-Преображенском храме села Большие Кабаны хранится почитаемый Казанский образ Пресвятой Богородицы. Икона попала в эту церковь в 50-х годах минувшего века из деревни Бутыри, что в двадцати километрах от Кабан.

В 1987 году в кабанском храме случился пожар. Отопление было печное, что и стало причиной возгорания. Внутри весь храм оказался в дыму, никто не решался туда зайти. Но нашлась одна мужественная женщина, Марфа Киселева, которая, намочив фуфайку и набросив ее на себя, смело вошла в задымленную церковь, затушила огонь и вышла невредимой, правда, потом еще долго откашливалась сажей.

Спустя время, когда дым рассеялся, все увидели, что много икон и росписей пострадало — закоптилось и обуглилось. Но большая Казанская икона, которая стояла как раз около печки, осталась невредимой, копоти на лике не было, только в некоторых местах от жара чуть вспучился красочный слой.

Все явно увидели в этом чудо Божие, поэтому, когда другие иконы реставрировали и поновляли, эту решили не трогать. Так она и сегодня предстоит перед нами, по свидетельству прихожан, с задумчиво-скорбными глазами, проникающими в самою душу.

Времена и судьбы

В селе Бутыри Лаишевского района стоит маленький деревянный храм, построенный в 2008 году стараниями монахинь скита Успенского Зилантова монастыря, что находится неподалеку — в Верхних Кармачах.

Раньше на этом месте стоял большой деревянный храм 1897 года постройки. Жил тут в усадьбе барин, рядом — большое озеро. Земли эти издавна принадлежали роду Державиных.

Виктор Григорьевич Блохин, живущий в Бутырях с 1928 года, рассказывает:

— Село наше большое было, народу много. Нас восемь детей у мамы: трое парней и пять девчонок. На краю села, на пригорке, церковь стояла большая, деревянная, с колокольней. Нас всех там крестили. Люди на службу приходили со всей округи. Батюшка с матушкой неподалеку от храма жили, у них сад был.

Старики говорили, что церковь на средства барина построена, а строили ее наши бутырские мужики, лес на лошадях возили.

Барина с супругой похоронили в склепе под церковью. В советское время нашлись дураки, которые склеп разрыли, искали ценности какие-то, но ничего не нашли, только все разворочали, а гробы с телами там так и лежат. Священника с супругой у алтаря храма похоронили.

Когда храм закрывали, мне лет 6-7 было, меня мама маленького за руку водила, много народу тогда собралось, колокольню разрушили, обшивку на куполе содрали, крест скинули. Все, конечно, против были: возмущались, плакали, но ничего не могли поделать — время такое.

В храме устроили зерносклад, потом разделили на два этажа: на первом клуб сделали, на втором сельсовет и библиотеку разместили. Там, где алтарь, сцену соорудили.

Когда война началась, я подросток, уже работал: возил воду на лошадях для полива колхозного огорода; уставал сильно, ведь и пахал, и боронил, а еще керосин возил в бочках с Рыбной слободы, с Казани. Дома почти не жил. Привезу горючку, а мне говорят, мол, давай езжай снова; так всю войну и проработал.

Потом из колхоза ушел в МТС в Лаишево: со всего района все трактора, техника в церкви стояли, зимой там костры жгли, детали грели, сами обогревались, весь храм испортили мазутом и сажей…

В 1951 году женился, с невестой и крестной венчаться в кабанскую церковь на лошади ездили.

Когда храм закрыли, некоторые иконы местная жительница Варвара Блохина забрала домой. Был у нее один сын, уехал учиться в ремесленное училище в Кемеровскую область и там умер. Она молиться стала, в церковь ходить. Работала в колхозе, очень добрая она была, помогала всем; кому крышу наладить — ростом была высокая.

Мы с ней вместе работали, она с нами за Каму ездила за сеном, в качестве телохранителя была, мы ведь молодые пацаны, нас могли обидеть, а за ней, как за каменной стеной.

В церковь кабанскую с другими женщинами ходила. Дома у нее все собирались по праздникам, молились.

Была у нее большая икона «Казанская», крестным ходом по деревне с ней ходили в праздники и на летнюю Казанскую. Эту икону она из Бутырского храма забрала. Потом Варвара заболела, ей ногу отрезали, старушки к ней приходили, кормили. В 50-х годах она умерла, иконы соседка тетя Маруся к себе забрала, в том числе и большую Казанскую. Потом эту икону отвезли в кабанскую церковь.

В конце 60-х по приказу директора совхоза здание церкви разобрали и увезли в поселок Совхоза имени 25-летия Октября. Из бревен построили два жилых дома, один — на пять квартир, другой — на шесть.

В самих Бутырях работы не стало, вся молодежь потянулась в город, где платили деньги.

Сейчас постоянно в деревне человек шесть-семь живет, остальные — дачники, на лето только приезжают.

«Богородица мне всегда помогала»

Живущая в Нижних Кармачах Ольга Кирилловна Ковалева также родом из Бутырей:

— Я сама бутырская, родилась в 1925 году. Церковь я еще действующую застала, на службу с родителями ходила. Росписи на стенах были, иконы, красота завораживающая.

Помню, как приехала какая-то женщина из Москвы, бойкая такая, дерзкая, при ней храм закрывали. Наши женщины еще у храма собирались, молились, а она взяла сигарету и иконе Божией Матери глаза выжгла, а затем говорит, мол, идите теперь, молитесь.

Потом война… Мне 15 лет. В Апастовский район отправили окопы рыть, траншеи копать. Хотели еще на фронт забрать, но оставили: я заведующей пасекой работала, на мне сто ульев, а была-то совсем девчонкой.

В 46-м году замуж вышла, венчались в Казани, переехала в Нижние Кармачи, дом построили. Так тут всю жизнь и прожила. Сейчас только к дочке на зиму уезжаю. Богородица мне по жизни всегда помогала.

***

Прошло больше века с постройки первого казанского храма. Минули годы лихолетья, когда вера порицалась. Сколько человеческих судеб, сколько радости и печали связано с простой сельской церковью. Ведь когда-то этот храм строили всем селом, людям это было необходимо. А потом у этого же народа эту святыню отняли, закрыв дом Божий. Все это осталось в памяти местных жителей.

Сейчас свободно можно верить, храмы открыты, и в Бутырях на месте старой построена новая, хоть и маленькая, церковь. Только службы здесь — большая редкость: нет священника.

Хочется верить, что все там будет хорошо. Пресвятая Богородица не оставит это место, будут богослужения, будут люди, будет жить деревня.

Источник

Теги:
Казанская икона Божией Матери
Большие Кабаны
Бутыри
рассказы

Все публикации