Публикации

Митрополит Феофан: «Правителей Бог нам дает или в наказание, или в защиту»

Митрополит Феофан: «Правителей Бог нам дает или в наказание, или в защиту»

Интервью электронной газете Татарстана «Бизнес-Онлайн» митрополита Казанского и Татарстанского Феофана.

«Наведите порядок в своей душе»

— Владыка, 7 января в России с недавних пор опять стал праздником, выходным днем, но не многие задумываются, что значит этот праздник — Рождество Христово, как следует к нему готовиться и встречать. Не лишне напомнить, что все это значит.

— Что такое Христос и Рождество? Кого мы ждем? Христа. А кто был Христос? Сын Божий. Откуда Он пришел? Он родился в Вифлееме от Пречистой Девы Марии. И мы ждем этого Гостя, посланника неба. А раз мы ждем такого Великого Гостя, то должны навести порядок в своей душе. А там порой столько хаоса! Если посмотреть по сути, мы и лжем, и клевещем, и опускаемся до каких-то интриг низких. Я уж не говорю о плотских грехах, которые не красят человека. И все это у нас есть. И суть поста как раз заключается в том, чтобы сделать ревизию в своей душе, чтобы подумать, что такое хорошо, что такое плохо. И самый первый здесь закон — это закон совести. Вот в чем тебя совесть обличает, вот это и есть голос Божий. Другой вопрос — это заповеди. Практически все они вам известны: не убий, не кради, не блуди. А сейчас блуд даже не считают за нарушение заповеди, например живут в незарегистрированном государством браке. Говорят: «Ну поживите, притритесь...» Как пара сапог — тесно или не тесно! Попритирались, а к 30 годам даже родить уже не могут. Опошлили всё!

Так вот, готовясь к Рождеству Христову, наведите порядок в своей душе. А воздержание от животной пищи — это только внешняя часть поста, способствующая духовному росту. Не забывай, что винопитие ведет ко многим грехам: винишка выпил, мясца поел, тело-то и заиграло, понесло не туда, куда надо... Ограничение — это своего рода духовная дисциплина.

— А как праздновать Рождество Христово?

— Во-первых, в рождественскую ночь пойти в храм на праздничное богослужение. Ночная служба привносит особое возвышенное состояние. Даже независимо от того, как человек воспринимает пришествие Богомладенца Христа на Землю. И обязательно ведите детей на службу — дайте им прикоснуться к этой величайшей тайне Боговоплощения! А затем можно собраться в семейном кругу и прославить Пришедшего в мир нашего ради спасения Родившегося Христа.

— Что вы пожелаете нашим читателям?

— Христос Спаситель приходит в этот мир, чтобы обновить его, чтобы поддержать человека и показать ему дорогу, ведущую в жизнь вечную, чтобы примирить человека с Богом, а землю — с Небом. И человек должен помнить, что главное для него — иметь мир с Богом. А как иметь мир с Богом? Это мир со своей совестью. А что такое совесть? Это голос Божий, который предупреждает нас от всего греховного, несовершенного, и к Нему надо чаще прислушиваться.

Именно в рождественские дни важно обернуться и посмотреть вокруг себя. Может быть, ты живешь на одной площадке с одинокой старушкой или малообеспеченными людьми. И, наверное, лучший способ прославить Родившегося Христа — это творение добрых дел. Вот и нужно постараться быть людьми, которые приносят радость и утешение ближним и дальним. Видишь мальчонку — дай ему конфетку. Видишь человека в плохой одежонке — подари лучшую. Знаешь, что кто-то живет одинокий — приди и хотя бы просто побеседуй, скрась его одиночество в день Рождества Христова. И тогда каждый человек почувствует и радость, и прикосновения Бога к своей душе. Бог любит творящих добро. Я желаю каждому идти этим спасительным путем, в преодолении которого помогает Сам Бог. Пусть рождественская радость будет неоскудевающим источником ваших сил, необходимых для служения нашей Матери-Церкви и Отечеству. Всех вас, дорогие мои, поздравляю с праздником Рождества Христова и Новолетием!

«Слава Богу, мы просыпаемся!»

— Какой главный итог года для православных Татарстана?

— Это, конечно, строительство Казанского собора. Мы видим: поруганная святыня как птица феникс из пепла возрождается и уже величественно возвышается над городом. Многие приезжающие к нам в гости туристы и паломники удивляются: как же можно так быстро и качественно строить?..

Важное событие — вхождение в список всемирного наследия ЮНЕСКО Успенского собора Свияжского монастыря, восстановление которого идет к завершению. Это духовная жемчужина нашей культуры, удивительный памятник храмовой архитектуры, имеющий огромное значение не только для Татарстана, но и для всей России. И важным по значимости событием стало возвращение Казанской епархии Николо-Гостинодворской церкви — той, где служил будущий патриарх Гермоген, будучи священником, принявший явленую Казанскую икону Богоматери.

— Гермоген в Смутное время был патриархом Руси...

— Да, спасение нашего Отечества в Смутное время связано с этой выдающейся личностью. Как связано и с Казанью, и с Казанской иконой Божией Матери. И что удивительно — в ополчении было много татар. Совсем недавно пало Казанское ханство, и, казалось бы, настало время, когда можно было бы поквитаться. Но, наоборот, как раз в этот период татары проявили себя с лучшей стороны, они шли вместе с русскими защищать Отечество.

— Что еще важного было в 2017 году?

— Проведение III форума православной общественности Татарстана, на котором собрались порядка 600 делегатов. Очень важно, что приняло участие (такого никогда ранее не было) высокое представительство из Москвы — председатель синодального отдела религиозного образования и катехизации митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий, председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда, председатель синодального отдела по делам молодежи епископ Люберецкий Серафим, полномочный представитель президента России в Поволжском федеральном округе Михаил Бабич. Всего за несколько лет своего существования форум стал важнейшим инструментом для координации усилий священнослужителей, государства и общества в противостоянии негативным вызовам современности и определения векторов дальнейшего духовно-нравственного развития жителей Татарстана.

— Как в целом региональные власти идут на контакт по вопросам церкви?

— Я считаю, что хорошо.

— Как православным живется в Татарстане?

— Не хуже, чем в областях центральной России. А, может быть, даже и получше. Любому критику могу ответить: никогда не получал отрицательного ответа со стороны руководства республики при решении задач, стоящих перед митрополией. Самое главное — трудиться, отдавать свои силы на благо отечества, утверждение в жизни нашего народа традиционных ценностей. И здесь нам всем необходимо быть более активными. Это очень важно!

— Как считаете, общество просыпается?

— Общество просыпается, но что касается верующих, то давайте все-таки помнить, что 70 лет воспитывались в атеизме, была прервана традиция, подорвана вся база — и материальная, и научная, и кадровая. Разве легко сразу все возродить? Но, слава Богу, мы просыпаемся! Я вижу в храмах много и мужчин, и молодежи.

— Я выросла практически в атеистической семье. С чего начать путь к Богу? (Ирина)

— Выйди вечером на улицу, посмотри на твердь небесную, особенно когда звезды, задай себе вопрос: кто же все это создал? Встань рано утречком, посмотри на восходящее солнце, проследи за его движением в течение дня и задайся вопросом: как все эти светила движутся, где этот Дирижер? Сядь где-нибудь спокойно, пусть улягутся мысли и страсти и начни читать книгу своей жизни. Вспоминай, что ты сделала правильно в своей жизни, а за что тебя совесть обличает, в чем было бы стыдно признаться не только перед другими, но даже перед собой. И когда ты почувствуешь это, пойми, что Бог вместе с тобой сейчас пребывает. А затем все очень просто: зайди в храм — лучше в тиши, в будний день, когда идет простая служба — и постой немножко. Подыши тем воздухом, посмотри на лики святых, которые смотрят на тебя с икон, послушай богослужение, которое ты пока не понимаешь, и Господь коснется твоего сердца. Если будет желание, подойди к какому-нибудь священнику, почитай духовную литературу, а потом приходи ко мне побеседовать — я объясню, что дальше.

 «Я тоже не сторонник, чтобы в школах изучали Закон Божий»

— Как РПЦ реагирует на меняющуюся ситуацию в российском обществе? Новые времена диктуют новую тактику работы церкви с людьми? (Алексей Тихонов)

— На архиерейском соборе обсуждался очень важный вопрос взаимоотношения церкви и общества. Во взаимодействии с обществом церкви не надо, как я уже ранее говорил, ограничиваться только стенами храма. И естественно, что происходящие перемены накладывают отпечаток на служение церкви обществу.

Церковь активно выражает свою гражданскую позицию по многим вопросам, в том числе и связанными с угрозой экстремизма, который, как правило, перерастает в терроризм. Где его корни? Все-таки базовая — это религиозная составляющая. Всё на религиозном сознании воспитывается. И когда за истинную религию выдается суррогат, вот тогда мы и получаем печальные последствия.

Вот говорят: «Зачем изучать религию? Не учите!» Но запомните только одну вещь, самую простую: если не школа будет учить, то будет кто-то учить в подворотнях, на тайных квартирах. Человеку необходимо дать правильные жизненные ориентиры.

Надо бояться невежества, а не религии! Я убежден, что мы придем к понимаю того, что не надо запрещать в школах преподавание основ религиозных культур. Другой вопрос — я тоже не сторонник, чтобы в школах изучали Закон божий. Но культурологические знания для детей необходимы. Это особенно важно для Татарстана. У нас идет неправильное понимание, что на этой почве могут произойти разделения. Да не это нас разделяет! Чем больше мы будем знать друг о друге, тем ближе мы будем друг другу. А страусиная политика — «вы живите своим миром, а мы будем своим» — ни к чему хорошему не приводит. Зная свою религию, я буду уважать религию соседа! А не зная своей религии, таким же невеждой останешься и к носителю другой религии.

На заседании ученого совета духовной семинарии мы приняли решение начать работу по подписанию соглашения между Болгарской исламской академией и нашей духовной школой. В рамках этого соглашения мы планируем наладить постоянный обмен преподавателями, профессурой, а также общение студентов. Мы живем в одном обществе, поэтому мы должны знать друг друга.

Я скажу вам одну вещь, которая некоторым покажется странной. Все-таки мы стоим перед очень опасной позицией — это богоотступничество. И нам здесь уже не до того, чтобы друг с другом выяснять отношения, а надо объединяться, чтобы богоотступничеству противостоять, сохранить веру и нравственные ценности нашего народа. Сейчас что делается? Разнуздать, чтобы легко было взнуздать. Это же не стихия, это управляемый хаос как в политической системе, так и в нравственной сфере.

— У западных элит есть целая программа, чтобы превратить человека в подобие киборга...

— Иногда Бог попускает и безумие человечества — дойти до какой-то крайности, а когда видит, что детки заигрались, пресекает.

— То есть их планы не сбудутся?

— Стопроцентно нет! Если бы их планы сбылись, то победил бы дьявол. А дьявол победить не может, потому что Бог сильнее. Потому что Бог поругаем не бывает!

— Вы оптимист в плане будущего?

— Оптимист, совершенно верно.

«Приняли решение о возрождении Казанской духовной академии»

 Когда начнется возрождение Казанской духовной академии? Или вы эту идею отложили на неопределенное завтра? (Николай Игнатьев)

— Буквально на днях на заседании ученого совета Казанской духовной семинарии приняли официальное решение о возрождении знаменитой Казанской духовной академии. Это непростая задача. Во-первых, большие проблемы с кадрами — должно быть определенное количество преподавателей с учеными степенями. Есть стандарты, и нам надо все привести в соответствие с ними. И, конечно, предстоит решать важный вопрос по размещению академии. Будем думать, вести переговоры.

— Будете возвращать историческое здание, которое в свое время было построено специально для духовной академии, и где сегодня больница располагается?

— Буду изучать этот вопрос. Все непросто. Рубить и декларировать легче, но во всем надо подходить так, чтобы не будоражить людей и не создавать ненужные проблемы. Нужен разумный подход и диалог. Мы не должны быть друг против друга — из этого ничего хорошего не получится.

— Как планируете, когда академия откроется?

— О конкретных сроках пока говорить сложно. Но мы будем делать все возможное, чтобы это важное событие произошло в ближайшие годы.

— Представители исламских учебных заведений жалуются, что к ним приходят учиться не самые сильные выпускники школ. У вас такой проблемы нет?

— У нас тоже эта проблема есть. С одной стороны, демографическая яма 90-х – нулевых годов сказывается не только у нас, но и везде. Но, с другой стороны, я не сказал бы, что к нам приходят слабые учащиеся. К нам в семинарию приходят даже с высшим образованием за плечами! И есть очень талантливые, перспективные молодые люди.

— Молодежь современная идет в те отрасли, где есть деньги. Какая мотивация идти в духовную семинарию?

— Надо знать душу верующего человека! Есть чистые души, которые с юности стремятся к Богу. Да, таких мало, но никогда и не было много людей, которые жертвенно служили народу Божьему.

«Наши предки отдавали Богу все самое лучшее, и мы так же должны поступать»

— Много вопросов поступило относительно собора Казанской иконы Божией Матери. Читатели интересуются, как идут дела по его воссозданию, когда он откроет свои двери?

— Дела идут замечательно! Я прямо скажу, не стесняясь, и многократно могу повторить огромную благодарность президенту Татарстана Рустаму Нургалиевичу Минниханову. Решение о строительстве Болгарской исламской академии и воссоздании Казанского собора имеет общероссийский масштаб и войдет в историю золотыми страницами. Глубоко в этом убежден!

Также хочу свидетельствовать, что успешное строительство собора идет благодаря фонду «Возрождение», во главе которого стоит первый президент Республики Татарстан, государственный советник РТ Минтимер Шарипович Шаймиев. Именно он привлекает средства, изыскивает возможности, чтобы собор так быстро и качественно воссоздавался.

Слова благодарности приношу и исполнительному директору фонда «Возрождение» Татьяне Петровне Ларионовой, благодаря ее координационной роли и замечательным качествам организатора все, кто сопричастен к строительству собора, действуют как единая слаженная команда. Фонд «Возрождение» доказал, что он умеет и может воссоздавать замечательные памятники Татарстана, будь то Болгар или Свияжск, вошедшие в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Поэтому еще и еще раз хочу высказать благодарность фонду «Возрождение» во главе с Минтимером Шариповичем.

— Кто будет расписывать храм?

— Сразу не расписывают, сначала стены храма нужно отштукатурить, штукатурка должна выстояться, чтобы микротрещины не испортили роспись. Но уже делается иконостас. Финансирование иконостаса полностью взяла на себя Казанская епархия — изыскиваются значительные материальные средства, привлекаются ведущие специалисты в этой области. Верю, что при народной поддержке Казанский собор будет украшен величественным иконостасом.

— Можно, наверное, и менее дорогой вариант найти?

— Мы воссоздаем Казанский собор таким, каким он был построен архитектором Иваном Старовым (годы жизни: 1745–1808 — примред.), который позже возвел Троицкий собор в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга. Иконостасы одинаковые, но в Казанском соборе он был выполнен из мрамора. И вместо резьбы по дереву, что гораздо легче в работе, — бронзовое литье. Мы пошли по этому нелегкому пути. Вдобавок мрамор нужен высокого качества, но такого в России не нашлось, поэтому его уже привезли из Греции и Италии.

— Что еще кроме иконостаса уже делается?

— Также изготавливаются престол и иная церковная утварь. Работы еще много, например полы. На планерках мы активно обсуждаем все эти вопросы.

— Предвкушаю комментарии читателей: «Зачем все такое дорогое-то?!»

— Мы же анонсировали, что мы не строим новый собор, а восстанавливаем его таким, каким он был до варварского разрушения в начале 30-х годов. Это всегда главное условие при воссоздании исторических объектов. Наши предки отдавали Богу все самое лучшее, и мы так же должны поступать.

— К какому сроку планируете завершить строительство?

— Одно дело — построить собор, а другое дело — благоукрасить его. Но, думаю, к следующему году иконостас будет установлен. Есть сложные в изготовлении элементы отделки собора, которые даже при большом желании сделать быстрее не получится. Но хотелось бы, чтобы к концу следующего года мы подумали об открытии собора. И многие работы будут доделывать уже после того, как храм распахнет свои двери.

— Будет ли восстанавливаться колокольня собора Казанской иконы Божией Матери, разрушенная варварами вместе с собором? Колокольня играла важную роль в ансамбле монастыря, многие считают, что очень важно ее воссоздать. (Александр)

— Давайте собор сначала построим, а потом уж обо всем остальном думать будем. Step by step — шаг за шагом.

В Казани завершилось бетонирование центрального купола храма Казанской иконы Богородицы

В Казани завершилось бетонирование центрального купола храма Казанской иконы Богородицы

«Господин Щеглов, Вы опоздали!»

— На территории Татарстана в мерзости запустения пребывают около 500 (!) некогда великолепнейших православных храмов. Нет ли у вас планов обратиться к региональному руководству с предложением их восстановления, ведь почти все они — еще и памятники архитектуры. (Михаил Щеглов)

— Господин Щеглов, вы опоздали! Я уже об этом сказал, выступая на III форуме православной общественности Татарстана, где лично присутствовали президент, премьер-министр и многие чиновники республики, а также полномочный представитель президента России в ПФО. Я официально сказал, что у нас еще есть разрушенные храмы и мечети, и предложил создать совместный фонд общественности и государства на их восстановление. И господину Щеглову советую заняться этим делом — собирать копеечку на восстановление какого-нибудь конкретного храма. Вот это будет реальная помощь, а говорить-то каждый может... Я всегда говорил и говорить буду: разрушенные, поруганные храмы — это немые обвинители варварства всем нам. Но таких храмов все-таки не 500, а значительно меньше.

— Вообще, есть реестр православных храмов республики? 

— Я дал задание не просто сделать реестр. Все благочиния должны подготовить отчеты о состоянии храмов — с фотографиями, с исторической справкой. Это нелегкая работа, но она ведется.

При этом хочу сказать, что в поселке Борисоглебский есть храм благоверных князей Бориса и Глеба, который мы никак не можем оформить. Нам говорят: «А вы докажите, что это храм». А храм — исторический! Ладно, доказали. Теперь требуется разрешение на эксплуатацию, а нам говорят: «Вы докажите, что храм не разрушится...» Это ненормальное явление! Храм реально стоит, действует много лет, а нас обязывают доказывать, что это храм и что он не разрушится...

— Согласитесь, что власть ни строить, ни восстанавливать храмы и мечети не должна, это дело верующих...

— Я с вами не согласен. Власть, может быть, и не должна строить, но если совершенно нет храмов и общество не в состоянии построить, то почему бы не помочь? Формы помощи со стороны власти могут быть различными. Должно быть взаимопонимание. Что такое община? Это граждане. А верующий — это тоже налогоплательщик. Одни просят, чтобы власть построила больницу или школу, а верующий налогоплательщик просит, чтобы построили храм. Храм — это тоже лечебница, но духовная. И без нее невозможно, так как у человека бывают не только телесные, но и духовные болезни.

— Сколько кряшенских храмов есть на территории Татарстана? Когда начнется строительство кряшенского храма в Заинске — столице кряшен? (Александр)

— Да, согласен — в Заинске надо строить храм. Что-то они там никак не сорганизуются. Я говорю кряшенам: «Дайте мне ваших детей в семинарию, мы их обучим, а я потом их направлю служить вам в храм». Тогда это будет движение навстречу друг другу. А если только просить, а самим не принимать активного участия, тогда очень сложно. И когда все это разрешится, храм в Заинске будет.

«Очень внимательно отношусь к служению пастырей»

 С начала своего прихода вы в епархии боретесь с теми священниками, которые живут не по заветам Христа. Каким образом вы и дальше будете избавляться от таких недостойных священнослужителей? (Инсаф Бикмуллин)

— Что касается моего архипастырского служения, то я не отступлю от той позиции, которую занял сразу. Буквально недавно отправил за штат епархии еще некоторых из таких. Пастырь должен соответствовать тому высокому служению, которое он избрал добровольно. И очень важно, чтобы быть не соблазном, а, наоборот, примером. Но я никогда не подхожу огульно. Бывает же, что кто-то кому-то не понравился, оклеветали, и сразу меры принимаются. Я этого не делал и делать не буду. Но очень внимательно отношусь к служению пастырей. И почему только наказывать? Я и поощряю часто.

— Чем поощряете?

— У нас ведь как в армии, где есть награды и очередные звания. Очень важно и другое: если я вижу, что священник, имея перспективный приход, ничего не делает, а только думает о своем личном благосостоянии, то он не усидит долго на таком приходе. Священник должен трудиться для того, чтобы приход развивался. И он должен показывать красоту церковной жизни. Если будет так, то будут поощрения и награды.

— Вы уже много священников поменяли?

— Немного — пару-тройку-четверку... Я это делаю постепенно, после тщательного изучения всех обстоятельств, чтобы ни в коем случае не ошибиться.

— Была информация, что вы свои стандарты ввели, запретили иномарки использовать. Это так?

— Это не мои стандарты и не мои личные пожелания. Это традиция церкви и нравственная обязанность каждого пастыря быть со своей паствой, разделяя ее и радости, и трудности. И при необходимости приходить к ней на помощь. А это подразумевает жертвенность.

— В исламе есть закят — обязательный годовой налог в пользу бедных. В православии есть нечто подобное?

— В каждом приходе люди жертвуют столько, сколько могут. У прихода с большими возможностями ведется соответствующая обширная социальная деятельность, реализуются различные проекты, которые поддерживаются прихожанами. Но и у приходов, не имеющих таких возможностей, всегда находятся средства для оказания помощи малоимущим.

— Кто содержит храмы?

— Благодаря помощи многих людей, их жертве содержатся храмы.

— Государство денег не дает?

— Если вы имеете в виду бюджетные средства, то нет. Но если речь идет о федеральных программах и грантовой деятельности, то у приходов есть возможность участвовать в этих проектах и побеждать в них.

— За свет, воду, газ — за все с вас деньги берут?

— Бесплатного ничего у нас нет. Все коммунальные услуги приходы оплачивают самостоятельно. Не всегда хватает для этого средств. Иногда поступают предупреждения об отключениях. Но с Божией помощью подобные ситуации удается положительно разрешать. Хотя это непросто.

«Нет у нас в Татарстане предпосылок к ненависти»

— В 2015 году во время проповеди в День народного единства вы сказали, что постараетесь сделать Казань духовной столицей России. Удалось ли вам это, как считаете? (Эльмира)

— Я думаю, что удается. А разве не удается? Посмотрите — Казанский собор, Свияжск. Посмотрите, какая масса народу едет в Казань! И не только потому, что город хороший, — все идут поклониться Казанской иконе Божией Матери. Думаю, с возрождением Казанского собора и монастыря паломничество в Казань как в духовный центр в разы увеличится.

Прикасаясь к святыням, которые есть в Казани, человек будет духовно обновляться.

— Мы в Татарстане к хорошим отношениям привыкли. А в современном мире это редко встречается?

— Я думаю, в современном мире это нечастое явление. Я всегда говорю: в России есть «лаборатория» — целая республика, Татарстан, где в мире и согласии живут люди разных религий, — приезжайте поучиться этому! Нет у нас в Татарстане предпосылок к ненависти, и мы должны сделать все, чтобы не давать даже малейшего повода для этого.

— Когда вы вступили на казанскую кафедру, вы обещали выучить татарский язык. Как успехи в этом деле? (Рустем Идрисов)

— Я оказался плохим учеником, честно признаюсь. Ребята, простите, старенький я стал, выучить язык по-настоящему не могу... Но меня уже нельзя ругать на татарском языке — понимаю. Учить язык я стараюсь. Я вообще люблю учиться.

— Сколько языков вы знаете? Вы же за границей много работали.

— Я довольно спокойно говорю на английском и испанском, понимаю арабский и еврейский.

«Архиерейский Собор показал очень важную вещь: единство внутри Русской Православной Церкви»

— Владыка, наверное, одним из самых главных событий 2017 года для русской православной церкви стал архиерейский собор, который состоялся в конце ноября в Москве. Какие темы были основными для обсуждения, какие решения приняты?

— Конечно, это одно из главных событий года. Архиерейский собор — это высший орган церковного управления, где определяются основные направления жизни церкви. Хочу сказать о самом важном. Сегодня много говорят о дезинтеграции — политической, экономической, в международной среде. Так вот, архиерейский собор показал очень важную вещь: единство внутри русской православной церкви, единство епископата вместе со своим лидером — патриархом Московским и Всея Руси Кириллом. И еще важный аспект — на соборе шли открытые дискуссии по всем вопросам, вынесенным для обсуждения. Святейший патриарх Кирилл, председательствующий на Соборе, представил возможность всем архиереям высказаться по обсуждаемым вопросам. А ваш покорный слуга неоднократно выступал с предложениями, которые выслушивались, а некоторые из них принимались.

— На архиерейский собор пришел Владимир Путин. Как вам его выступление?

— Во-первых, надо сказать, что это впервые произошло в историю русской церкви. На архиерейский собор пришел глава государства и выступил. Президент отметил важность соучастия церкви вместе с государством в решении социальных вопросов, нравственного воспитания общества. Такое соработничество, по его мысли, является позитивным явлением. Владимир Владимирович также выразил надежду, что и в будущем взаимоотношения церкви и государства по этим направлениям будут углубляться.

— Какие темы обсуждались на соборе?

— Первое — место молодежи в жизни церкви, подходы к работе с молодежью. Также обсуждались такие темы, как монастыри и монашествующие, социальное служение церкви, информационная политика церкви, взаимодействие с обществом. Много внимания было уделено вопросам православного образования. Что понимать под образованием — о чем обычно спорят — только ли основы православной культуры в светской школе или же более широко? И все пришли к твердому убеждению, что эта тема гораздо шире. Приводились примеры, когда образование начинается с детского сада. Тема православных детсадов сегодня очень актуальна. Когда дети с малого возраста приобщаются к традиционным ценностям, к богатому культурному наследию нашего народа — это очень важно. А затем уж — общеобразовательная школа. И далее, если говорить о духовном образовании, — семинария, академия, аспирантура и докторантура.

И в этой связи хотел бы сказать, что мною неоднократно ставилась задача развивать у нас в Татарстане сеть православных гимназий в больших городах. Сегодня в Казани рядом с Свято-Духовским храмом функционирует начальная гимназия имени святителя Гурия Казанского. Замечательная гимназия! В ней сочетаются две классические системы — образования и воспитания. И рядом строится здание, которое даст возможность перейти на полноценное обучение по 11-летней программе. Идет строительство православной гимназии в Набережных Челнах. Я не буду критиковать светскую систему образования, просто надо взять видеокамеру и снимать детишек одного возраста в православной гимназии и в светской школе, а потом проанализировать увиденное. И мы увидим не зашоренных ребятишек, а умные и просветленные лица. Важна база, основанная на нравственном аспекте воспитания.

«Важно разумно сочетать «нельзя» с «можно» и «нужно»

— Дети в православной гимназии не шалят?

— На то он и ребенок, чтобы шалить. В этом проявляется индивидуальность. Но шалости должны быть в рамках норм поведения. Здесь важно разумно сочетать «нельзя» с «можно» и «нужно», чтобы не отнимать у детей детство. Дети должны оставаться детьми, а сегодня мы через интернет, через разные гаджеты отняли у них детство.

— Мы — это кто?

— Общество наше, взрослые.

— Может быть, это просто технический прогресс?

— Развитие должно быть гармоничным, а эти гаджеты отняли у детей свободу, сделали их своими рабами.

— А где прививка от этого?

— Это вопрос к обществу в целом.

— Надо в школе запретить использование гаджетов: пришел в школу — сдай телефон.

— Я с вами согласен! В школе дети должны учиться. Часто можно видеть, когда дети на уроке вместо того, чтобы слушать преподавателя, сидят в интернете. Ребенок должен заниматься в школе чем положено. Вся проблема заключается в том, что мы перепутали понимание свободы со вседозволенностью. Свобода без ограничения пониманием ответственности обращается в произвол. И получается, что свобода приводит к рабству, к зависимости человека.

— Люди, особенно молодежь, с головой ушли в виртуальную реальность — в социальные сети. Не считаете ли вы эту зависимость такой же страшной, как алкоголизм и наркомания? Как людей вернуть оттуда? Что церковь думает по этому поводу? (Юлия Александровна)

— Если бы я знал рецепт, то Нобелевскую премию получил бы уже. Но надо с чего-то начинать. И ни в коем случае не надо начинать только с одних запретов! Должен быть разумный подход в пользовании новыми средствами коммуникации. Работать должны все — здесь вопрос и воспитания, и научных исследований в этой области: вред и польза, когда и где пользоваться.

— Вы сами пользуетесь гаджетами?

— Пользуюсь, но в основном, когда надо найти какую-то информацию.

— Электронные СМИ читаете?

— Читаю. «БИЗНЕС Online» — всегда! Я часто искушаю свою пресс-службу, приду утречком и спрашиваю: «Ну что в мире творится?» И вижу, что они не всё знают...

— По вопросам образования какие еще темы обсуждались?

— Даже в советское время были духовные семинарии, но отношение государства было такое: вы там живите сами по себе без всякой поддержки с нашей стороны. А сейчас взят курс на то, чтобы семинарии, имея государственную аккредитацию, выдавали диплом государственного образца, который подтверждал бы, что ее выпускники имеют высшее образование, признанное государством. И если по какой-то причине выпускник семинарии не стал священнослужителем, то у него будет возможность трудиться религиоведом, преподавателем или в государственных структурах. Иногда в государственных учреждениях на должностях по связам с общественностью и с религиозными организациями работают люди, которые раньше преподавали атеизм. У такого госслужащего не может быть выстроено нормального взаимоотношения с религиозными организациями, потому что он априори настроен негативно. Это ненормальное явление и его нужно исправлять!

Недавно теология была признана научной дисциплиной, защитили первую докторскую диссертацию по теологии. А сколько шума было: где наука, где наука?! А откуда вышла такая наука, как философия? В основном из религиозного мировоззрения. Как когда-то сказал Фрэзер, вся культура — из храма... Еще интересная вещь: с одной стороны, мы вводим западные стандарты образования, с другой — теологии в научности отказывали, хотя на Западе теология испокон веков была и остается научной дисциплиной.

«Ювенальная юстиция — это практически ограничение всех родительских прав»

— В Госдуме РФ обсуждается вопрос о биометрических данных человека, то есть речь фактически идет о чипизации населения. Ряд православных деятелей выступают с призывом остановить все это, называя это программой антихриста...

— Святейший патриарх как раз и говорил об этом. Какая необходимость в этой чипизации? Нам говорят о благе, а ведь это тотальный контроль. О какой свободе, о какой демократии тогда говорить? Это то, что как раз закабаляет человечество. Почему кто-то должен все знать обо мне? И, самое главное, чипированный человек не знает, что в его коде заложено. Говорят, и не надо знать, достаточно, что государство знает. А кто это — государство? Те же самые люди! А как я могу быть уверен, что все эти мои данные в честных руках? Никак! Никто этой гарантии не даст. Мы говорим о том, что у человека должен быть выбор: если кто-то не хочет чипирования, дайте ему возможность нормально жить, пользуясь всеми правами и благами и без этого. Не загоняйте человека в стойло.

— Как противостоять всему этому?

— Во всем должен быть разум. И консенсус в обществе. А иначе мы можем далеко зайти.

— Например, ювенальная юстиция...

— Да, ювенальная юстиция — это практически ограничение всех родительских прав. Невозможно воспитывать своих детей! Надо исходить из исторической практики развития человеческого общества. Для чего хотят ввести ювенальную юстицию? Говорят, для того, чтобы защитить ребенка. От кого? Необходимо в первую очередь укреплять уклад семейной жизни, основанный на богоустановленных ценностях. Спросите любого ребенка, хочет ли он хорошо жить. Наверное, каждый даст положительный ответ. Так вот, пятая Заповедь Божия говорит о том, что почитание родителей есть залог долголетия. Вот лучший рецепт человеческого счастья!

— Вы говорили, что церковь должна с молодежью работать. Но ведь с молодым поколением надо говорить на понятном ему языке...

— Об этом как раз и шла речь на Соборе. И здесь поднимался вопрос о работе в социальных сетях, в молодежной аудитории. С молодежью надо работать так, чтобы ей было интересно. Самое главное — к молодежи не надо подходить с менторским тоном. Не поучать, как надо жить, а узнать, чем живет молодежь сегодняшнего дня, какие у нее интересы. Если мы можем что-то предложить, чтобы предостеречь молодежь от опасных увлечений, мы должны говорить не языком XIX века, а языком друга. Я стараюсь сам это делать.

— Но не так много, наверное, служителей церкви, которые умеют говорить с молодежью, знают их интересы?

— Надо помнить, что почти 100 лет каленым железом выжигали религию, а потом говорят: «Мы же вам дали свободы, где же вы?..» Но служителей церкви надо еще вырастить! Конечно, с молодежью надо говорить на ее языке. И очень важно, чтобы она видела, как сама может быть полезна в тех или иных социальных проектах, в волонтерском движении. Как, например, уберечь молодого человека от наркомании, которая может привести к заболеванию СПИДом? Надо показать ему ценности другого характера, которые предлагает религия, чтобы они были интересны. А здесь очень много различных форм. Кстати, на улице Япеева в Казани есть православный молодежный клуб «Азбука», где собирается молодежь и обсуждает важные для себя темы.

В октябре-ноябре мы провели международный форум православной молодежи. В то время, когда Россию практически со всех сторон стараются притеснить, на наш форум приехали представители из Германии, Дании, Великобритании, Франции, Казахстана, Беларуси, Украины, Узбекистана. И надо было слышать, как рассуждает молодежь!

 «Гомосексуализм — это «мерзость» пред Богом»

— Какие важные решения были приняты на архиерейском соборе?

— Было принято принципиальное решение по браку. Никакой иной институт не принимал такого решения, как церковь. Собор принял четкое определение, что признает брак только между мужчиной и женщиной как Богом установленный союз между ними. И даже если где-то светская власть признает однополые браки законными, то церковь оставляет за собой право не признавать их. И назовите мне хоть одну институцию, которая осмелилась бы так четко сформулировать свою позицию на таком высоком уровне и с такой ответственностью!

— Почему вдруг в последние годы этот вопрос встал на повестку дня? Западные страны одна за другой признает однополые браки... Это что — умопомешательство, перерождение человека?

— Это то, на что дал ответ наш великий писатель Федор Михайлович Достоевский: «Бог с дьяволом борется, а поле битвы — сердце человеческое». Так вот, эта борьба по-настоящему бесовская, когда попирается библейское учение о семье и браке. Священное Писание не оставляет никакого сомнения в том, что гомосексуализм — это «мерзость» пред Богом. Когда меня спрашивают, как я отношусь к этому порочному явлению, у меня один ответ: за этот смертный грех Бог сжег Содом и Гоморру. Здесь самое опасное явление — беззаконие возводят в рамки закона. Это то, что сейчас делают на Западе. Это, говорят, свобода... Какая свобода?! Не надо лукавить! Во Франции более 80 процентов населения проголосовали против законодательного признания однополых браков, а закон все равно пролоббировали и приняли. Какая тут свобода? Какая демократия?

Давайте представим, что человечество пошло по этому противоестественному пути: сколько оно протянет? Если подходить логически, даже с точки зрения человека, который отрицает божественное начало.

— Из пробирок будут рождаться дети...

— Это уже манипуляция, которая нарушает целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи есть форма богоборчества.

— Не это ли имел в виду патриарх Кирилл, когда заявил о приближающемся конце света? Об этом спрашивает наш читатель Ильгизар Зарипов.

— Когда патриарх Кирилл сказал это, были осуждающие голоса: «Патриарх такой прогрессивный и вдруг о конце света заговорил...» Да, он имел в виду именно это. Есть признаки поведения — и личностей отдельных, и общества, которые как раз и говорят о том, что, нарушая базовые ценности, человечество идет к самоуничтожению. У любой болезни есть признаки, симптомы, и здесь то же самое — есть признаки болезни нашего общества. А раз появились эти симптомы и если их не остановить, то болезнь будет развиваться и когда-то выльется в полное уничтожение человечества.

— Может быть, это новый этап эволюции человечества? Исчезает разница между мужчиной и женщиной, человек буквально сливается с техникой...

— История человечества показывает, что оно не было таким на протяжении многих тысяч лет. Но если в его жизнь входил грех, то следовало предупреждение от Бога в виде наказания, например строительство Вавилонской башни: решили с Богом потягаться, и в один момент башня была разрушена, произошло смешение языков!

— А теперь мы летаем в космос, и Бог нас за это не наказывает...

— Вот говорят, что в космос летал и Бога там не видел. Да Бога никто не видел! Есть псалом царя Давида, он на старославянском звучит красиво: «Рече безумен в сердце своем: несть Бог». В том и заключается сущность Бога, что он не виден, что Бог есть Дух, что Бог бесконечен, вне пространства и безвременен. Многие люди ищут не там, где Его надо искать. Бога надо искать в сердце человеческом! Вот там Бог есть.

Про аборты: «Одной рукой созидаем, а другой тут же под нож уничтожаем»

— Какие еще принципиальные решения были приняты на соборе?

— Я бы хотел сказать, что Святейший патриарх акцентировал внимание на ключевые направления работы русской православной церкви, которыми являются работа с молодежью и социальное служение. Для нашей митрополии это главнейшие задачи. Здесь уже многое сделано, но еще больше предстоит сделать. Например, в селе Русские Казыли Пестречинского района уже несколько лет работает епархиальный реабилитационный центр для алко- и наркозависимых. В настоящее время в нем живут и трудятся около 20 человек. И у нас есть позитивные примеры, когда люди оставляют свои страсти. В Татарстанской митрополии налажена работа по уходу за больными людьми, особенно за детьми, больными церебральным параличом. Несколько групп работает. Я недавно посвящал в сестер милосердия женщин-волонтеров. В Казанской епархии есть целое движение сестер милосердия. Они профессионально готовятся к этому важнейшему служению, проходя соответствующее обучение.

— Президент Татарстана на днях показал пример добрых дел, когда купил на определенную сумму молочные изделия, чтобы их поставили в холодильник для нуждающихся. Нельзя ли, чтоб и у вас нуждающиеся люди могли что-то тоже получить, например одежду? Вы можете сказать за 2017 год, что вы в плане благотворительности сделали? (Валерий)

— Этим занимается почти каждый храм нашей митрополии! Практически в каждом храме нуждающиеся люди кормятся, получают одежду. На архиерейском соборе речь шла о том, чтобы социальная деятельность не ограничивалась только стенами храма, чтобы мы сами шли к людям, не ожидая, когда нас позовут. Очень важно, чтобы приходы участвовали в грантах со своими социальными проектами.

Считаю хорошим делом создание особых приютов для проживания женщин, попавших в тяжелую жизненную ситуацию в силу различных обстоятельств, например когда стоит вопрос о сохранении ребенка. Вот мы им и даем приют, чтобы они стали любящими и заботливыми матерями.

Особо хочу сказать об абортах. Это страшное явление усугубляет демографическую ситуацию в нашей стране. С одной стороны, государство выплачивает материнский капитал, а с другой — тысячами делаются аборты. Просто странно: одной рукой созидаем, а другой тут же под нож уничтожаем! И мы начали работу с врачами-гинекологами, чтобы и они стали нашими помощниками в противоабортной деятельности. Ведь проблема часто заключается в том, что врачи не отговаривают от аборта, а, наоборот, чуть ли не заставляют его сделать, потому что все превратилось в бизнес.

Еще одна проблема — брошенные старики. Раньше по всей России была сеть богаделен при храмах. Они не были большими — на 5–10 человек. С одной стороны, это было нетрудно содержать, а с другой стороны, церковь давала достойные условия проживания для обездоленных людей. Это тоже важное направление работы церкви, которое обсуждалось на соборе.

Митрополит Феофан удостоен ордена Российской Федерации «За заслуги перед Отечеством»

«Я глубоко верую, что народ получает таких правителей, каких достоин»

— В 2017 году президент России вручил вам орден «За заслуги перед Отечеством». Как вы расцениваете награду от светской власти?

— Поскольку я являюсь главой Татарстанской митрополии, то считаю, что этот орден вручен всем православным жителям республики.

— После вручения вы с президентом беседовали между собой... Не секрет, о чем вы говорили?

— Мы говорили только о России.

— А о Татарстане?

— О Татарстане только с любовью. Я же сказал: «Приезжайте, Владимир Владимирович, Татарстан вас любит...»

— Как вы считаете, у Путина есть миссия по отношению к России?

— Есть! И благодаря ей с Россией стали считаться. Помните, как говорили, когда наши ВКС в Сирию направились? «Президенту Сирии Асаду две недели осталось, зачем мы влезли, ничего не получится...» Получилось! Сегодня территория Сирии, по крупному счету, освобождена. Любят — не любят Россию на Западе, но сегодня относятся уже по-другому, с уважением. И это произошло в период Путина. И стабилизация общества произошла тоже в период Путина. Как бы мы ни говорили, что тяжело, но все-таки живем довольно неплохо. Слава Богу, что мы чувствуем себя гражданами великой страны.

— Государством может руководить любой или все-таки к этому должно быть предназначение? Некая божественная воля в этом есть?

— Правителей Бог нам дает или в наказание, или в защиту. Иногда общество бывает развращено, ну что ж — получайте! Мы же свергли царя «плохого», а потом получили — революция пожрала своих детей... Я глубоко верую, что народ получает таких правителей, каких достоин.

— Владыка, спасибо за поучительный разговор!

Теги:
Митрополит Феофан
интервью
слово митрополита Феофана

Православие в Татарстане

Все публикации